Квота на лечение раком

Как получить услугу

Объем финансовой помощи от государства строго ограничен. Кроме того, льготы на бесплатное лечение должны распределяться между клиниками по всей стране. Как получить квоту на лечение онкологии?

Прежде всего, стоит узнать, как много квот выделено на текущий год. Для этого можно обратиться в Департамент Здравоохранения. Также информацию о наличии льгот предоставляют в самом медицинском учреждении, оказывающем услуги по квоте.

Довольно часто случаются ситуации, когда льготы заканчиваются, и человек лишается возможности получить квалифицированную помощь в течение целого года. Не стоит отчаиваться – возможно, квоты остались в другом медицинском учреждении.

Половинчатость «квоты спасения»

СКРОМНЫЙ АТТРАКЦИОН ЩЕДРОСТИ

У москвича Николая Макешина несколько лет назад обнаружили рак предстательной железы. Пенсионер прошел курс лучевой терапии, но через три года болезнь вернулась.

Квота на лечение раком

— Повторное облучение невозможно, и сейчас он принимает гормоны, которые, по сути, не лечат, а обеспечивают доживание, — поделился его сын Алексей. — Решить проблему способна брахитерапия. В начале года отец получил квоту на лечение, однако операцию не сделали до сих пор: государство профинансировало процедуру лишь наполовину.

При брахитерапии, которая уже четверть века используется в мире, в пораженный орган имплантируются капсулы с радиоактивными источниками. Метод успешен при лечении локальных раков — шейки матки, молочной и предстательной желез.

— Брахитерапию рака предстательной железы мы начали применять 15 лет назад, — рассказывает глава Объединения брахитерапевтов России (ОБР) хирург-онколог Павел Свиридов. — Лечили платно, пока в 2010-м метод не включили в программу госфинансирования по спискам ВМП (высокотехнологичной медпомощи).

Минздрав пошел навстречу и пересчитал квоту по себестоимости, повысив тариф почти в пять раз, благодаря чему новейший метод лечения прижился.

— За прошлый год в стране провели 1 200 успешных имплантаций только по раку предстательной железы. Это неплохо, хотя реальная потребность в 10 раз выше, — продолжает П. Свиридов. — Мы могли бы наращивать объемы, даже несмотря на кризис, тем более что не столь зависим от импорта.

Казалось, созданы все условия. Но в конце года появляется распоряжение Минздрава: тариф на брахитерапию понижен до 234 тыс. российских рублей.

— За эти деньги оперировать невозможно: одни радио­активные источники обходятся в 450–500 тыс. рублей на пациента, — поясняет П. Свиридов. — В нашем крупнейшем центре брахитерапии рака предстательной железы в Обнинске мы сделали около 20 операций, используя запасы прошлого года, и остановились.

Причем квоты нам не уменьшили: должны пролечить свыше 180 человек. Но как? Суммировать квоты нельзя, в соответствии с законом доплачивать люди тоже не могут. Мы запрашивали Минздрав, но получали отписки…

БОЛЕВОЙ ПОРОГ «НЕ ПОКАЗАН»

В итоге в очереди на операцию только в Обнинске стоят 35 пациентов, включая Николая Макешина. Их обращение к премьер-министру не дало результатов. А болезнь не ждет: на третьей стадии рака брахитерапия уже не показана.

— Помимо безопасности пациентов, актуален вопрос рационального расходования госсредств, — считает председатель ОБР. — У нас простаивает дорогостоящая аппаратура, бездействует завод в Дубне, который строился на госденьги.

Без дела уникальные специалисты, те же медицинские физики, которых на всю страну 250 человек. Три месяца мы получаем минималку в 10 тыс. рублей. Есть опасение, что люди снова начнут уходить в частную медицину. Хотя пока готовы ждать и все еще надеются, что ситуация разрешится.

Впрочем, бюджет здравоохранения в нынешнем году уменьшен с 462 до 406 млрд российских рублей. Свернули национальную онкопрограмму, в рамках которой развивались инфраструктура и техническое оснащение отрасли.

ПОДРОБНЕЕ ПРО:  Диагностика и способы лечения хронического артрита у детей

— Сокращение федеральных субвенций в онкологии ощутимо, отрасль от них крайне зависима, — говорит зам. председателя правления Ассоциации онкологов России Дмитрий Борисов. — По нашим подсчетам, в половине регионов доля федеральных денег в онкологии составляла 70–80%, кое-где — до 90%.

К тому же в отдельных регионах эти тарифы различны и зависят от возможностей местных бюджетов. Даже в самых обеспеченных субъектах они не покрывают реальных расценок на рутинные процедуры, не говоря об инновациях.

Как пояснил главный онколог Москвы Анатолий Махсон, на терапию рака гортани региональный тариф ОМС отводит 60 тыс. российских рублей, тогда как только голосовой протез стоит 40 тыс., — значит, за деньги по госстраховке человеку могут всего лишь удалить пораженный орган.

ЛЕКАРСТВА — СЮДА! ПО СУДУ…

Урезание госфинансирования затронуло и те самые квоты ВМП, к которым относится брахитерапия.

— ВМП — несколько лукавое понятие, — считает Д. Борисов. — В онкологии практически любое вмешательство относится к ВМП. Ежегодно в стране диа­гностируется 500 тысяч случаев рака, половина онкобольных нуждаются в квотах ВМП, а их на всю медицину отводится около 600 тыс.

Многие медики административного давления не выдерживают. Эксперты отмечают тенденцию: специалисты, которых и так не достаточно, просто тихо уходят из госмедицины.

— Мы фактически вынуждены выбирать, кого лечить; а смотреть в глаза приходится каждому пациенту, — делится бывшая сотрудница одного из региональных онкоцентров. — Лекарств не хватает, и не только в связи с импортозамещением.

По многим пунктам протоколы лечения заменяются менее качественными, устаревшими препаратами. Но и ими не всегда обеспечивают. Я вынуждена отказывать пациенту в рецепте либо выписывать, заведомо зная, что этого лекарства ни в одной аптеке не найти.

Онкобольные действительно все чаще обращаются за помощью в прокуратуру, о похожих историях новостные ленты сообщают каждый день. И хотя в 99% случаев пациенты выигрывали, не каждый знает о подобной возможности. Кроме того, не у всякого онкобольного есть время и силы судиться.

— Сейчас много говорят о волне суицидов среди онкопациентов, — продолжает онколог из региона. — Чиновники уверяют, что причина — дефицит обезболивающих. Однако боль — не единственный повод. Каково понимать, что теоретически ты мог бы вылечиться, но на деле не можешь себе этого позволить?

— Государство должно честно признать имеющийся ресурс: можем лечить лишь треть больных, а если всех, то по стандартам 1980 года, — считает Дмитрий Борисов. — Плюс включить онкологию в систему добровольного медицинского страхования.

Правда, пациентам все равно не понять, почему спасение их жизней у государства не в приоритете.

— Всегда есть деньги на оборонку… А на лечение людей нет? — возмущается Алексей Макешин. — По телевизору нам забивают мозги всяким мусором. А мне вот интересно, на какие средства везти отца в Европу, где та же брахитерапия обойдется вдвое дороже?

ПОДРОБНЕЕ ПРО:  Рак у кошки: симптомы и лечение

Рекламная кампания Минздрава будет стоить ведомству «лишних» 55 млн рублей. Имидж медицины от этого вряд ли пойдет на поправку, как и тысячи пациентов, на лечение которых не хватает госсредств.

В России на конец 2014 г. насчитывалось свыше 3 млн онкопациентов. Ежегодно около 300 тыс. россиян умирают от онкозаболеваний (по данным ВОЗ, 330 тыс. за 2014 г.).

Почти треть — в течение года с момента постановки диагноза. Это связано не только с проблемами диагностики, но и с недоступностью высокотехнологичного и эффективного лечения. К примеру, по данным пациентских организаций, лишь 20% больных РМЖ доступны современные таргетные препараты, остальные 80% получают терапию по устаревшим схемам либо не лечатся вообще.

В последние месяцы, по данным Росздравнадзора, число отказов в предоставлении лекарств онкобольным выросло на 20%.

По материалам российской печати.

Качественная помощь доступна каждому

Как обстоят дела с брахи­терапией в Беларуси? «МВ» прояснил ситуацию у заведующей радиологическим отделением № 3 с группой контактной лучевой терапии (брахитерапии) РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова, кандидата мед. наук Валентины Сусловой.

Суть брахитерапии (внутренней лучевой терапии) — в локальном воздействии непосредственно на затронутую опухолью область. Это обеспечивает минимальную лучевую нагрузку на организм при максимальном воздействии на опухоль. При расчете дозы выверяется каждый миллиметр — филигранная работа.

В Беларуси брахитерапию применяют не только в РНПЦ ОМР, но и в региональных диспансерах. Единственное отличие помощи на местах в том, что там практикуют не все виды данного метода. Полный спектр (внутритканевая, внутриполостная, внутрипросветная, аппликационная) доступен только у нас как в ведущем учреждении.

Если точечная терапия показана, то проводится обязательно; в стране ее получают все нуждающиеся. Благодаря скрининговым программам выявляемость злокачественных новообразований весьма выросла, и брахитерапия стала особенно востребованной. За год мы пролечиваем 700 человек.

Брахитерапевты работают с любыми локализациями. 50% от объема пациентов занимает гинекологический профиль, 23% — рак кожи (базально-клеточный или плоскоклеточный), 22% — рак предстательной железы. Оставшиеся 5% — рак прямой кишки, бронхов, пищевода, анального канала и др.; метастатические образования.

Обычно внутренняя лучевая терапия применяется на начальных стадиях развития злокачественного процесса, но многое зависит от того, какой орган поражен. В онкогинекологии, к примеру, она показана при распространенном поражении, когда хирург не может удалить новообразование.

50% гинекологических пациенток проходят у нас сочетанную лучевую терапию — одной точечной при их диагнозах недостаточно. Например, при раке шейки матки III стадии необходимо сочетать наружное облучение и брахитерапию в виде буста. Такое комбинированное лечение дает хорошие результаты.

При раке предстательной железы брахитерапия используется на начальных стадиях, можно за 2 сеанса подвести к больному органу необходимую лечебную дозу. Но при распространенном опухолевом процессе опять-таки нужна сочетанная лучевая терапия.

Срок получения квоты

Квота на лечение рака предоставляется по специальному талону, который выдают человеку при регистрации на учете в качестве онкобольного. Срок получения медицинских услуг по талону не определен.

После получение квоты медцентр в течение 7 дней принимает решение о госпитализации пациента.

Дата госпитализации зависит от нескольких условий:

  • состояние пациента и необходимость срочной операции;
  • наличия бюджетных (льготных) мест.
ПОДРОБНЕЕ ПРО:  Лечение рака и гепатита С в Индии. Аюрведическое лечение в Индии: отзывы

Если на текущий момент льгота на лечение рака отсутствует, ее можно получить в будущем, когда льготы вновь будут доступны. Таково правило — льготы предоставляются в порядке очереди.

Если же больному требуется неотложная помощь и лечение, он может оплатить медицинские услуги самостоятельно. Предъявив затем определенные документы ответственным лицам в Департаменте здравоохранения, гражданин сможет компенсировать свои затраты.

Мы описываем типовые способы решения юридических вопросов, но каждый случай уникален и требует индивидуальной юридической помощи.

Для оперативного решения вашей проблемы мы рекомендуем обратиться к квалифицированным юристам нашего сайта.

У моего папы признали рак предстательной железы Т2

Добрый день. У моего папы признали рак предстательной железы Т2. Ему 82 года. Живем в Новокузнецке. Возможна ли операция по удалению рака по технологии HIFU ? Какие есть противопоказания? Возможные побочные эффекты?

Сколько времени необходимо будет наблюдаться в Москве, непосредственно в вашей клинике после операции? Что входит в сумму 100 000 руб, обозначенной на сайте? Какие необходимы дополнительные обследования? Или достаточно уже имеющихся?

С уважением, Вадим.

Уважаемый Вадим, ультразвуковая абляция простаты — или Hi-Fu — методика, заключающаяся в термическом ультразвуковом воздействии на предстательную железу. В результате предполагается некроз (гибель) клеток простаты и замещение соединительной тканью.

Учитывая выраженный отек простаты после манипуляции непосредственно перед УЗ-абляцией выполняется эндоскопическое удаление внутренней части простаты ( аденоматозной ), что помогает быстро после операции восстановить мочеиспускание.

Методика является альтернативной и сегодня выполняется, если иные, более радикальные, методы лечения не применимы. Методика хорошо себя зарекомендовала в старшей возрастной группе (от 75 и выше). Как правило, это пациенты с клинически значимым раком простаты, но с высоким операционно-анестезиологическим риском.

Возможно, под эту группу попадает Ваш папа. Высокочастотная абляция жителям РФ выполняется по ОМС-квотам. Противопоказаниями могут быть тяжелые сердечно-сосудистые и иные соматические заболевания, операции на прямой кишке.

Длительнотсь пребывания в Москве для Вас мне сложно определить. Все будет зависеть от степени готовности, скорости получения квоты и очереди в отделение на госпитализацию. Как правило, все больные, особенно онкологические в течение 10-14 суток госпитализируются. Объем обследования возможно будит определить при очной встрече.

Спасибо за предоставленный ответ. Еще два вопроса. Как можно получить такую квоту? Возможна ли платная операция без квоты? Если да, то сколько это будет стоить и как записаться на операцию?

Уважаемый Вадим, получить квоту на операцию в нашей клинике возможно любому Гражданину РФ после обследования и принятия решения, что пациенту действительно показано оперативное лечение, которое входит в реестр высокотехнологичных операций.

Что касается Вашего вопроса о платных медицинских услугах, то стоимость высокочастотной ультразвуковой абляции с предварительной трансуретральной резекцией простаты составляет приблизительно 150 — 180 тыс.

Если Вы по каким-либо причинам предпочтете подобное лечение, то это Ваше право. Но предварительно все-равно нам необходимо убедится в том, что оно показано Вашему папе. Удачи Вам.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: